НИКОЛА ТЕСЛА ВСПОМИНАЕТ

«К концу 1898 г. систематические исследова-

ния, проводившиеся в течение нескольких лет в це-

лях совершенствования метода передачи электри-

ческой энергии через естественную среду, приве-

ли меня к осознанию трех важных необходимостей:

во-первых, разработать передатчик огромной мощ-

ности; во-вторых, усовершенствовать устройства

индивидуализации и изоляции передающейся энер-

гии; и в-третьих, установить законы распростране-

ния тока в земле и в атмосфере. Различные причины,

не последней из которых была помощь, предостав-

ленная моим другом Леонардом Е. Кертисом и Элек-

трической компанией Колорадо Спрингс, определили

мой выбор для экспериментальных исследований —

обширное плато в двух тысячах метров над уровнем

моря, по соседству с этим восхитительным курортом,

куда я прибыл в конце мая 1899 г. Я пробыл там всего

несколько дней, когда поздравил себя с удачным вы-

бором и принялся за задачу, к решению которой дол-

го себя готовил, с чувством безмятежности и полный

вдохновляющих надежд. Безупречная чистота возду-

ха, несравненная красота неба, величественный вид

высокой горной гряды, тишина и покой этого места —

все вокруг служило для создания идеальных условий

научных исследований. К этому добавлялось бодря-

щее воздействие чудесного климата и исключитель-

ное обострение чувств. В этих регионах органы пре-

терпевают заметные физические изменения. Глаза

приобретают исключительную ясность, улучшается

зрение; уши высыхают и становятся более воспри-

имчивы к звукам. Объекты легко различимы на та-

ких расстояниях, это несомненно, и я слышал — риск-

ну поручиться — удары грома за семьсот и восемь-

сот километров. Я мог бы слышать их и на дальних

дистанциях, не будь так утомительно ждать, пока зву-

ки появятся через определенные промежутки време-

ни, как точно возвестило оборудование, регистрирую-

щее электричество — почти часом раньше.

В середине июня, когда шла подготовка к другой

работе, я настроил один из моих понижающих транс-

форматоров с целью определения новаторским об-

разом, экспериментально, электрического потенциа-

ла земного шара и изучения его периодических и слу-

чайных колебаний. Это сформировало часть плана,

тщательно сформированного заранее. Высокочув-

ствительный, автоматически приводящийся в движе-

ние прибор, контролирующий записывающее устрой-

ство, был включен во вторичную цепь, тогда как пер-

вичная была соединена с поверхностью земли и под-

нятым над поверхностью земли разъемом регулируе-

мой емкости. Изменения потенциала вызывали элек-



трические импульсы в первичной цепи, они генериро-

вали вторичные токи, которые, в свою очередь, воз-

действовали на чувствительное устройство и запи-

сывающее устройство пропорционально своей силе.

Оказалось, что земля в буквальном смысле этого

слова живет электрическими колебаниями, и вскоре

я был глубоко поглощен интересными изысканиями.

Лучших возможностей для таких исследований, чем

я намеревался создать, найти было нельзя. Колора-

до — это местность, известная естественными прояв-

лениями электрической силы. В этой сухой и разре-

женной атмосфере солнечные лучи неистово бомбар-

дируют объекты. Я до опасного давления развел пары

в цилиндрических турбинах, наполненных концентри-

рованным соляным раствором, и покрытия из оловян-

ного станиоля некоторых моих поднятых над поверх-

ностью земли разъемов съежились от вспышки огня.

Из экспериментального трансформатора высокого

напряжения, беспечно подставленного лучам захо-

дящего солнца, вытекла большая часть изолирующе-

го состава, и он оказался бесполезным. Ввиду сухо-

сти и разреженности воздуха вода испаряется как в

бойлере, и в изобилии вырабатывается статическое

электричество. Соответственно удары молнии очень

часты и иногда достигают немыслимой интенсивно-

сти. Однажды в течение двух часов количество уда-

ров достигло примерно двенадцати тысяч, и все это

в радиусе определенно меньшем, чем пятьдесят ки-

лометров от лаборатории. Многие из них напомина-

ли гигантские деревья, чьи кроны были направлены

вверх или вниз. Я так и не видел шаровых молний, но

в качестве компенсации моему разочарованию позд-

нее мне удалось определить способ их образования и

производить их искусственно.

В дальнейшем в этом месяце я несколько раз за-

мечал, что мои инструменты сильнее реагировали на

удары, происходившие на больших расстояниях, чем

на те, что происходили поблизости. Это меня очень

озадачило. Что было причиной? Количество наблюде-

ний доказывало, что это не могло быть вызвано раз-

личием силы индивидуальных ударов, и я абсолют-

но убедился, что этот феномен не был результатом



изменяемого отношения между циклами моих при-

емных схем и земных возмущений. Однажды ночью

я возвращался домой вместе с ассистентом, разду-

мывая над этими полученными результатами, и вдруг

меня внезапно потрясла мысль. Несколько лет назад,

когда я писал часть своей лекции перед Институтом

Франклина и Национальной ассоциацией электриче-

ского освещения, она уже приходила мне в голову, но

я отверг ее как абсурдную и невероятную, и я снова

отогнал ее. Тем не менее, моя интуиция пробудилась,

и я каким-то образом ощутил, что приближаюсь к ве-

ликому открытию.

Третьего июля - эту дату я никогда не забуду- я по-

лучил первое убедительное экспериментальное дока-

зательство верности истины о чрезвычайной важно-

сти для развития человечества. Плотная масса вне-

запно сгустившихся облаков собралась на западе, и

к вечеру на свободу вырвалась неистовая буря, кото-

рая, обрушив большую часть своей ярости на горы, с

огромной скоростью пронеслась над равниной. Круп-

ные и долго сохраняющиеся разряды возникали прак-

тически через одинаковые промежутки времени. Мои

наблюдения теперь были значительно облегчены и

осуществлялись более точно благодаря уже получен-

ным экспериментальным данным. Я мог быстро регу-

лировать свои инструменты, и я был готов. Записы-

вающее устройство было настроено должным обра-

зом, и его показания становились слабее и слабее по

мере того, как расстояние до бури возрастало, до тех

пор, пока не исчезли полностью. Я наблюдал в страст-

ном предвкушении. Без сомнения, в скором времени

показания снова появились, становились все больше

и больше и, достигнув максимума, постепенно умень-

шились и снова исчезли. Много раз, в регулярно по-

вторяющиеся промежутки времени, те же действия

повторялись, пока буря, которая, как очевидно из про-

стых расчетов, двигалась практически с постоянной

скоростью, не отдалилась на дистанцию около трех-

сот километров. Но и тогда эти странные действия не

прекратились, но продолжились, проявляясь с неу-

меньшенной силой. В дальнейшем сходные наблюде-

ния были сделаны моим ассистентом, м-ром Фрицем

Левенштайном, и спустя короткое время появились

некоторые превосходные возможности, которые вы-

явили, еще более убедительно и безошибочно, истин-

ную природу этого удивительного феномена. Больше

никаких сомнений не осталось: я наблюдал стоячие

волны.

По мере того как источник возмущений удалялся,

приемник последовательно наталкивался на их узлы

и петли. Казалось невероятным, но эта планета, не-

смотря на свои гигантские размеры, вела себя как

проводник ограниченных размеров. Колоссальное

значение этого факта в передаче энергии с помощью

моей системы уже стало мне совершенно ясно. Воз-

можно, не только отправлять без проводов телеграф-

ные сообщения на любое расстояние, как я давно об-

наружил, но и доносить через весь земной шар сла-

бые модуляции человеческого голоса и, более того,

передавать энергию в неограниченных количествах

на любое расстояние на Земле и практически без по-

терь.

При наличии таких колоссальных возможностей

и имеющихся у меня экспериментальных подтверж-

дений того, что их реализация в дальнейшем — лишь

вопрос экспертных знаний, терпения и умений, я ре-

шительно атаковал создание своего усиливающего

передатчика, на этот раз, однако, не столько с пер-

воначальным намерением построить такой передат-

чик большой мощности, сколько с целью узнать, как

построить самый лучший. Это фактически схема с

очень высокой самоиндукцией и низким сопротивле-

нием, которая по своему устройству, способу возбуж-

дения и действию может быть названа диаметраль-

ной противоположностью передающей схемы, типич-

ной для телеграфирования с помощью волн Герца,

или электромагнитных волн. Сложно создать адек-

ватное представление об удивительной мощи это-

го уникального прибора, с помощью которого зем-

ной шар изменится. При сокращении электромагнит-

ных волн до незначительного количества и достиже-

нии необходимых условий резонанса схема будет ра-

ботать как огромный маятник, сохраняя неопределен-

ный период времени энергию первоначальных воз-

буждающих импульсов, и последствия воздействия

на землю первоначальных возбуждающих импуль-

сов, и последствия воздействия на землю и ее про-

водящую атмосферу единых гармонических колеба-

ний излучения, которые, как показывают испытания в

реальных условиях, может развиться до той степени,

что превосходят достигнутые природными проявле-

ниями статического электричества.

Одновременно с этими попытками постоянно со-

вершенствовались средства индивидуализации и

изоляции. Это имело огромную важность, посколь-

ку обнаружилось, что простой настройки для соот-

ветствия жестким практическим требованиям недо-

статочно. Фундаментальную идею об использовании

некоторого количества особых элементов, соединен-

ных вместе, дабы изолировать передающуюся энер-

гию, я возвожу к внимательному прочтению мной

ясного и убедительного описания Спенсером меха-

низма нервной системы человека. Влияние этого

принципа на передачу информации, и электрической

энергии в общем еще не оценено, поскольку это уме-

ние находится еще в зачаточном состоянии; но пере-

дача одновременно тысяч телеграфных и телефон-

ных сообщений посредством одного проводящего ка-

нала, естественного или искусственного, несомненно

осуществима, тогда как возможны миллионы. С дру-

гой стороны, любая желаемая степень индивидуали-

зации может быть защищена путем использования

большого количества соединенных элементов и про-

извольного варьирования их отличительных особен-

ностей и порядка следования. По очевидным причи-

нам, этот принцип будет также важен при увеличении

расстояния передачи.

Прогресс, хотя и в силу необходимости медлен-

ный, был неуклонным и несомненным, поскольку объ-

екты, к которым я стремился, находились на пути мо-

его постоянного изучения и экспериментов. Однако

неудивительно, что я закончил предпринятую работу

до конца 1899 года и получил результаты, о которых

объявил в своей статье в Century Magazine в июне

1900 г., каждое слово которой было тщательно взве-

шено.

Многое уже предпринято, чтобы сделать мою си-

стему коммерчески применимой при передаче не-

больших количеств энергии для специальных це-

лей, равно как и в промышленном масштабе. Достиг-

нутые мной результаты сделали мою схему переда-

чи информации, для которой предложено название

«всемирная система телеграфии», легко реализуе-

мой. Я полагаю, это основано на ее принципе дей-

ствия, используемых устройствах и возможных сфе-

рах применения, — радикальном и плодотворном от-

ступлении от ранее существовавшего. Я не сомнева-

юсь, что она окажется очень эффективной в просве-

щении масс, особенно в еще нецивилизованных стра-

нах и дальних регионах, и что она внесет существен-

ный вклад в общую безопасность, комфорт и удоб-

ство, а также достижение мирных взаимоотношений.

Она включает в себя использование ряда предприя-

тий, все из которых будут осуществлять передачу ин-

дивидуализированных сигналов до самых отдален-

ных уголков земли. Желательно, чтобы каждое из них

располагалось неподалеку от какого-то важного цен-

тра цивилизации, и новости, которые оно получало по

всем каналам, передавались бы во все точки земного

шара. Дешевое и простое устройство, которое можно

носить в кармане, могло бы в этом случае находиться

где-то на море или на суше и записывать все новости

мира или такие специальные сообщения, которые мо-

гут быть для него предназначены. Таким образом, вся

Земля была бы превращена, так сказать, в один боль-

шой мозг, способный реагировать каждой своей ча-

стицей. Поскольку одна электростанция мощностью

всего в тысячу лошадиных сил может управлять сот-

нями миллионов устройств, эта система будет иметь

практически неисчерпаемую мощность, и она обяза-

тельно чрезвычайно облегчит и удешевит передачу

информации.

Первая из этих центральных электростанций уже

была бы готова, не встреться непредвиденных задер-

жек, которые, по счастью, не имеют ничего общего с

чисто техническими характеристиками. Но хотя эта

потеря времени и огорчительна, может, в конце кон-

цов, оказаться, что нет худа без добра. Использована

лучшая из известных мне конструкций, и передатчик

будет излучать совокупность волн общей максималь-

ной силой в десять миллионов лошадиных сил, одно-

го процента от этого количества более чем достаточ-

но, чтобы «опоясать земной шар». Это гигантское ко-

личество энергии, примерно вдвое превышающее

сумму энергий водопадов Ниагары, достигается толь-

ко с помощью использования определенных изобре-

тений, которые я обнародую в надлежащее время.

Большей частью уже осуществленной работы я

обязан великодушной щедрости Дж. Пирпонта Мор-

гана, которая была тем более желанна и вдохновля-

юща, что проявлялась в то время, когда те, кто ранее

обещал больше всего, оказались самыми больши-

ми должниками. Я также должен поблагодарить сво-

его друга Стэнфорда Уайта за огромную бескорыст-

ную чрезвычайно полезную помощь. Сейчас эта ра-

бота далеко продвинулась, и хотя ее результаты мо-

гут быть отдаленными, они несомненно появятся.

Тем временем передача энергии в промышленном

масштабе не остается без внимания. Канадская Ни-

агарская энергетическая компания предложила мне

замечательный стимул, и вслед за достижением успе-

ха во имя искусства он принесет мне величайшее удо-

влетворение от возможности сделать их предприя-

тие прибыльным с финансовой точки зрения. На этой

первой электростанции, которую я долго конструиро-

вал, я предлагаю распределять десять тысяч лоша-

диных сил при напряжении сто миллионов вольт, что

сейчас я в состоянии сделать и управлять им в усло-

виях безопасности.

Энергия будет собираться со всего мира, преиму-

щественно в малых количествах, долями от одной

до нескольких лошадиных сил. Одним из ее основ-

ных применений будет освещение отдельно стоящих

зданий. Для освещения жилища вакуумными трубка-

ми, управляемыми токами высокой частоты, требует-

ся очень мало энергии, и в каждом отдельном случае

разъема, немного возвышающегося над крышей, бу-

дет достаточно. Еще одной важной сферой примене-

ния будет приведение в движение часов и других по-

добных устройств. Такие часы будут исключитель-

но простыми, не потребуют абсолютно никакой за-

боты и будут показывать совершенно точное время.

Идея о введении по всей земле американского вре-

мени очень привлекательна и наверняка приобретет

популярность. Существует бессчетное количество

устройств разного рода, которые как применяются

сейчас, так и могут быть использованы, и с помощью

управления ими таким способом я мог бы предло-

жить огромное удобство для всего мира при исполь-

зовании станции не больше чем в десять тысяч лоша-

диных сил. Внедрение такой системы даст такие воз-

можности для изобретений и производства, каких до

сих пор никогда не появлялось.

Зная о серьезных последствиях и важности этой

первой попытки и ее влиянии на дальнейшее разви-

тие, я должен продвигаться вперед медленно и акку-

ратно. Жизненный опыт научил меня не назначать

сроков предприятий, осуществление которых цели-

ком не зависит от моих собственных возможностей и

усилий. Но я надеюсь, что претворение в жизнь этих

великих проектов не за горами, и с математической

точностью знаю, что, когда эта первоначальная рабо-

та будет завершена, они последуют.

Когда неожиданно открывшаяся и подтвержден-

ная экспериментально великая истина, что эта пла-

нета, при всей ее ужасающей безграничности, для

электрического тока практически не больше, чем ма-

ленький металлический шарик, и что благодаря это-

му факту множество возможностей, каждая из кото-

рых будоражит воображение и имеет неисчислимые

последствия, представляются совершенно точно во-

площаемыми, станет общепризнанной; когда будет

запущена первая станция и будет показано, что теле-

графное сообщение, почти такое же тайное и не под-

лежащее вмешательству, как и мысль, может быть

передано на любое расстояние земного шара, звук

человеческого голоса, со всеми его интонациями и

модуляциями, безошибочно и моментально воспро-

изводится в любой точке земного шара, энергия во-

допада стала пригодна для производства света, пара

или кинетической энергии, везде — на море, на суше,

или высоко в воздухе — человечество превратится в

муравейник, разворошенный палкой. Посмотрим на

это оживление!»1


5022877167496270.html
5022951520542119.html
    PR.RU™