Ричард был несколько шокирован.

Когда я смогла сказать, два слова подряд, я ответила:

Остерегайся Эдуарда, но никогда к нему не ревнуй.

Смех мне помог. Мне стало лучше, ослабло ощущение грязи, стыда, даже ужаса. Я поглядела на Ричарда. На нем был все тот же зеленый свитер, который лежал сегодня на полу у меня в кухне. И выглядел Ричард чудесно. А я как поняла, нет. В большой не по размеру рубашке с пятнами крови, в джинсах и кроссовках я в этой игре опустилась на несколько делений. А это важно? – подумала я, тряхнув головой. Да нет. Я просто тяну время. Мне не хочется выходить. Не хочется снова смотреть этот фильм. И уж точно не хочется сидеть в той же комнате с человеком, за которого я, быть может, выйду замуж, и глядеть, как он смотрит порнофильм. Так что, испорть ему неожиданность конца?

А он возбудится до того, как сцена станет кровавой? Я глядела на его совсем человеческое лицо и не знала.

В этом фильм ликантропы и женщина, – сказала я.

Их уже пустили в продажу? – спросил он.

Тут настал мой черед удивляться.

Ты знаешь про этот фильм? Постой, ты сказал “их”. Есть еще такие фильмы?

К несчастью, – ответил он, прислонился к двери и сел на пол по-турецки. Если бы он вытянул ноги, нам бы не хватило места.

Объясни, Ричард.

Это была идея Райны. Она убедила Маркуса приказать некоторым из нас участвовать в съемках.

И ты… – Я даже не могла этого произнести.

Он покачал головой, и у меня в груди растаял набрякший ком.

Райна пыталась поставить меня перед камерами. Тем, кому приходилось скрывать свою личность, давали маски. Я не стал этого делать.

А Маркус тебе приказал?

Да. Эти проклятые фильмы – одна из главных причин, почему я затеял восстание в стае. Иначе любой более высокого ранга мог бы мне приказать что угодно. Если Маркус одобрит, они могут приказывать все, что не против закона.

Погоди, эти фильмы – не против закона?

Скотоложство противоречит законам некоторых штатов, но, ликантропы, кажется, в щель этого закона провалились.

А ничего другого незаконного в этих фильмах нет? – спросила я.

Он поглядел на меня:

Что в этом фильме тебя так напугало?

Это фильм с убийством актера.

Выражение его лица не изменилось, будто он ждал продолжения. Его не последовало, и он сказал:

Ты наверняка шутишь.

Хотела бы я, чтобы это было шуткой.

Он покачал головой:

Даже Райна на это не пойдет.

Насколько я могла видеть, Райны в этом фильме нет.



Но Маркус бы этого не утвердил. Ни за что.

Он встал, не помогая себе руками, заходил от стены до края ванны и обратно, мимо меня, ударил кулаком в стену. Она загудела в ответ.

В стране есть другие стаи. Это не обязательно мы.

Там снят Альфред.


5022276012775663.html
5022330925916278.html
    PR.RU™